Главная » Статьи » Скрижали времени

Географические рамки истории древнего Рима. Два мира в одной державе.

Географические рамки истории древнего Рима. Два мира в одной державе.

Владения Римской империи окружали Средиземное море, которое римляне называли нашим или внутренним морем. Почти со всех сторон горы, пустыни и засушливые степи отделяли благодатные прибрежные области от внутренних, не связанных с морем, и ставили естественный предел римским завоеваниям.

И только на севере, в Европе, под властью римлян были обширные страны, простиравшиеся далеко за пределы Средиземноморья (северные границы империи проходили по Рейну и Дунаю).

Таким образом, империя включала в себя два больших региона: все Средиземноморье и значительную часть Западной Европы. Природа, хозяйственная жизнь и люди этих регионов так сильно отличались друг от друга, что можно говорить о двух разных мирах в пределах одной империи.

Главным из них, разумеется, был мир Средиземноморья. Античная цивилизация это цивилизация средиземноморская. Не случайно все крупнейшие центры этой цивилизации, все главные города Римской империи были расположены на морском побережье или неподалеку от него. В Средиземноморье проживала большая часть населения империи. Почти вся ее высшая аристократия (императоры и их советники, наместники провинций, полководцы), а также культурная элита (писатели, философы, художники) происходили из этих мест.

Прибрежные области Средиземноморья расположены на трех разных континентах, но по своему рельефу, климату, характеру растительности и образу жизни своих обитателей они принадлежат одному миру. Плоские равнины в Средиземноморье встречаются редко, горы и холмы занимают примерно три четверти его территории. Благодаря многочисленным гористым островам и полуостровам с извилистым, изрезанным побережьем для Средиземноморья характерно взаимопроникновение суши и моря, гор и равнин.

Средиземноморский климат является особым видом сухого субтропического. Температура воздуха регулируется морем: из-за нагревшейся в летнее время огромной массы воды зима не такая холодная, как обычно бывает в этих широтах (средняя температура января 10 12 градусов по Цельсию), а лето, наоборот, не такое жаркое, благодаря дующим со стороны моря прохладным бризам (средняя температура июля 25 27 градусов по Цельсию).

Год делится не на четыре, а на два сезона мягкую, дождливую зиму, продолжающуюся с ноября по апрель, и жаркое сухое лето с мая по октябрь. Зимой часто бушуют бури и штормы, иногда сопровождающиеся короткими сильными ливнями, летом, когда растениям особенно нужна влага, дожди выпадают очень редко, случаются засухи.

В Средиземноморье почти не бывает туч и туманов. Благодаря вечноголубому небу, ясному, бодрящему воздуху, прозрачному теплому морю и благодатному климату, это один из самых здоровых и благоприятных для человека районов земного шара. С глубокой древности и вплоть до наших дней обитатели Средиземноморья предпочитали проводить большую часть времени на свежем воздухе. Появившийся у греков и римлян тип жилища с тенистым внутренним двориком, окруженным жилыми и хозяйственными помещениями, еще и теперь пользуется популярностью в странах этого региона.

Растительный мир Средиземноморья отличался богатством и разнообразием. В долинах и предгорьях росли вечнозеленые кипарисы, олеандры, лавры и пинии. Выше шел пояс колючих вечнозеленых кустарников, усыпанных цветами. На высоте 1000 1700 метров находилась зона умеренного климата и широколиственных лесов из дуба, граба и каштана. Еще выше расстилались так называемые альпийские луга, служившие прекрасными летними пастбищами.

В глубокой древности Средиземноморье было густо покрыто лесами, в которых водилось множество крупных животных львов, медведей, диких кабанов. К началу нашей эры во многих районах леса были вырублены или раскорчеваны, что привело к нарушению экологического равновесия: исчезновению ручьев и источников, оголению склонов гор и холмов, истощению земли и снижению урожайности.

Реки Средиземноморья чаще всего небольшие, несудоходные, очень переменчивые в зависимости от сезона: после зимних дождей они бурные и полноводные, а летом почти целиком пересыхают. Их трудно использовать для искусственного орошения.

Многочисленные горы и плоскогорья были богаты полезными ископаемыми, особенно строительным камнем и мрамором. Прибрежные равнины в избытке обеспечены мягкой глиной, незаменимой в гончарном ремесле, и солью, покрывавшей берега мелководных бухт из-за испарения морской воды. Пиренейский и Малоазиатский полуострова в древности были неисчерпаемыми кладовыми металлов высококачественного железа, меди, золота и серебра. Только олово, необходимое для производства бронзы, приходилось ввозить из далекой Британии. В целом, Римская империя была хорошо обеспечена всеми видами известных тогда полезных ископаемых.

В холмистых приморских равнинах и окруженных горами речных долинах почва по большей части плодородная, легко поддающаяся обработке. Однако в гористом, уже в древности плотно заселенном Средиземноморье постоянно ощущался недостаток удобных сельскохозяйственных угодий. Земледельцам приходилось тратить много времени и сил на освоение под пашню лесов и болот, на обработку каменистых горных склонов.

Кроме того, в летнее время, в пору своего созревания, растения и злаки постоянно испытывают нехватку воды, поэтому предпочтение отдавалось засухоустойчивым культурам. Неприхотливый ячмень во многих областях предпочитали капризной пшенице. Средиземноморские крестьяне несколько раз в году перепахивали и разрыхляли оставленную под паром землю, чтобы она могла принять и сохранить в себе всю дождевую воду до последней капли.

Из-за недостатка пригодной для обработки земли лугов и пастбищ в Средиземноморье не хватало, и скотоводство было слабо развито. Разводили в основном мелкий рогатый скот коз, овец, а также мулов и ослов животных, которых можно было пасти на горных пастбищах, перегоняя их на дальние расстояния в зависимости от сезона. Поскольку земледелие преобладало над скотоводством, основной пищей для большинства жителей была растительная, мясо, как правило, ели только по большим праздникам.

В земледелии главную роль играла так называемая средиземноморская триада: зерновые, составлявшие основу пищевого рациона, а также виноград и маслина, которые благодаря своей развитой корневой системе дают прекрасные урожаи на каменистых засушливых почвах.

Жизнь древнего, так же как и современного обитателя Средиземноморья, невозможно представить без вина и оливкового масла. Ни одна трапеза не обходится в этом регионе без вина, правда, в античную эпоху его сильно разбавляли водой (обычно две или три доли воды на одну долю вина). Виноградное вино было, как правило, очень сладким, вместе с медом оно давало человеку необходимый для организма сахар, поскольку получать сахар из свеклы тогда еще не умели, а тростниковый сахар, поступавший из Индии, стоил очень дорого. Кроме того, вода, разбавленная вином, долго не портится, что очень важно в жарком климате.

Главным источником жиров в рационе жителей Средиземноморья было оливковое масло, поскольку греки и римляне не употребляли животных жиров ни в пищу, ни для хозяйственных надобностей. К тому же оно входило во многие лекарства, использовалось в светильниках для освещения жилищ и заменяло мыло, изготавливать которое тогда не умели. Не удивительно, что у греков маслина считалась священным деревом.

Средиземноморские земледельцы стремились использовать каждый клочок пригодной земли, возделывали почву на склонах гор и холмов, устраивая там террасное земледелие Они обычно засаживали свои участки маслинами фруктовыми деревьями и вязами, по ветвям которых пускали виноградные гроздья, а между деревьями сеяли зерно или разбивали огород.

Такой способ хозяйствования и сейчас можно встретить в странах этого региона. Он связан с широким применением ручного труда: мотыгой и лопатой приходится работать не меньше, а то и больше, чем сохой и плугом. Поэтому крестьяне были физически крепкими, выносливыми и неприхотливыми.

Римские легионеры, которых всегда набирали из крестьян, получали на службе скудные пайки (примерно такие же рационы были у рабов, занятых полевыми работами), совершали во время походов длинные переходы с тяжелейшей выкладкой на плечах, а останавливаясь на ночлег, каждый раз строили укрепленный лагерь, окруженный частоколом, валом и рвом. Римляне говорили, что лопатой они побеждают врага чаще, чем мечом.

В условиях пересеченной холмистой местности со множеством изолированных каменистых участков, почти полного отсутствия обширных плоских равнин небольшие и средние по размерам хозяйства были рентабельнее громадных латифундий. Поэтому Средиземноморье долгое время оставалось районом крестьянских хозяйств и некрупных поместий, свободное население преимущественно было крестьянским. Из каждых пяти жителей этого региона четверо были заняты в сельском хозяйстве.

И даже, когда с начала нашей эры латифундии там стали появляться в значительном количестве, они состояли, как правило, из небольших хозяйств колонов (бывших самостоятельных крестьян) и могли включать в себя участки, расположенные в разных районах, а не единый массив земли.

Средиземноморье было страной не только крестьянских хозяйств и не особенно крупных поместий, но также и многочисленных, как правило, небольших городов. В Римской империи их было около двух тысяч и находились они главным образом в Средиземноморье. По приблизительным подсчетам в одной Италии в начале нашей эры было примерно 400 городов, причем их обитатели составляли около 40% всего населения страны, правда, часть жителей небольших городов занималась сельским хозяйством. В остальных странах Средиземноморья доля городского населения была меньше.

Города были не только центрами ремесла и торговли для своей сельской округи, но также административными, религиозными и культурными центрами. Во главе городского самоуправления стояли богатые землевладельцы, постоянно жившие в городах и лишь изредка посещавшие свои поместья.

Для жителей города и его округи он был родиной, миром, к которому они принадлежали не только телом, но и душой. Местный городской патриотизм был сильнее имперского. Ради своей малой родины люди были готовы идти на немалые жертвы.

Империя, таким образом, состояла из многих сотен небольших, довольно замкнутых мирков, многие из которых были некогда независимыми городами-государствами и долгое время сохраняли под властью Рима своих богов покровителей, свое гражданство и законы, органы власти и управления, политические и культурные традиции и особенности.

Эти города видели в императорах своих покровителей и заступников, а те в свою очередь рассматривали города как свою главную опору и считали своим долгом помогать старым городам и основывать новые там, где это возможно.

В труднодоступных горах и пустынях Средиземноморья были обширные области, лишенные городов, где жили племена бедных полуоседлых скотоводов. Центральной власти никогда не удавалось подчинить их до конца. Античные писатели горожане относились к ним с опаской и презрением, именуя их дикарями и разбойниками.

Благодатная природа Средиземноморья не баловала земледельцев. В летнее время посевы нередко выгорали изза отсутствия дождей. Тогда приходилось потуже затягивать пояса и жить до следующего урожая лишь на старых скудных запасах. Если засуха продолжалась два-три года подряд, наступал голод, а вместе с ним и эпидемии. В этих случаях единственным спасением был привозной хлеб, выращенный в местностях, не пострадавших от засухи. Поэтому большое значение в жизни обитателей Средиземноморья имели удобные пути сообщения как сухопутные, так и морские.

Передвижения по суше были очень трудными изза множества гор и холмов с обрывистыми склонами и почти полного отсутствия больших судоходных рек. Даже, когда в первые века нашей эры римляне соединили различные части своей державы целой сетью прекрасных дорог, перевозка товаров по суше оставалась делом нелегким изза несовершенства колесного транспорта.

Поскольку хомуты и подковы не были еще известны, лошадей в хозяйстве не использовали. И пахать, и возить тяжелые грузы приходилось на медлительных неповоротливых волах, плохо приспособленных для дальних поездок по крутым горным склонам. Большую часть сухопутных грузов и греки, и римляне предпочитали перевозить на вьючных животных: ослах и мулах, на которых трудно переправлять большой по весу и объему груз.

Изза неудобства сухопутных путей сообщения перевозка хлеба по суше на несколько сот километров обходилась дороже, чем его производство. Один из отцов церкви Григорий Богослов (ок. 330 ок. 390 гг. н.э.) оставил описание ужасного голода в своем родном городе, расположенном в Малой Азии в 300-х километрах от моря: Город изнемогал, но помощи ниоткуда не было Города на морском побережье могут легко переносить нехватку такого рода, ввозя по морю то, чего не хватает. Но мы, кто живет далеко от моря, не получаем прибыли от своего избытка и не можем раздобыть то, чего нам не хватает, поскольку не способны ни вывозить то, что у нас есть, ни ввозить то, в чем нуждаемся.

И путешествия, и торговля обитателей Средиземноморья были больше связаны с морем, чем с сушей. Средиземное море, не столько разделявшее, сколько соединявшее три континента, было идеально приспособлено для сравнительно примитивного мореплавания древности. За исключением четырех зимних месяцев (с ноября по февраль) штормы и бури бушуют там редко. Спокойные и устойчивые в летнее время ветры, медленные течения, пологие берега с множеством бухт и заливов чрезвычайно удобны для небольших парусных судов.

Благодаря множеству гористых островов в условиях идеальной видимости и почти полного отсутствия туманов можно плавать во всех направлениях, никогда не теряя землю из вида. В ночное время было легко ориентироваться по звездам. Хотя мореплаватели античного мира не знали компаса и секстанта, они никогда не боялись заблудиться. Уже на заре античной истории они освоили Средиземное, а затем и Черное моря и бесстрашно пускались в далекие странствия. А в эпоху Римской империи поездки по Средиземному морю уже не считались опасными путешествиями.

В то время как суша с ее труднопроходимыми горами, лесами и пустынями разъединяла людей, море, наоборот, связывало их воедино. Оно не только смягчало угрозу голода и помогало обмену товарами, но способствовало также и обмену знаниями, навыками и идеями, содействовало расширению горизонтов и воспитанию характера. Средиземноморье не случайно стало колыбелью многих великих цивилизаций древнего Востока и античного мира.

Мир Западной Европы был полной противоположностью Средиземноморскому. По обширным плоским равнинам, заросшим густыми лесами, неспешно текли полноводные реки. На заливных лугах паслись большие стада лошадей и крупного рогатого скота.

Климат Западной Европы умеренный, представляющий собой смягченный вариант российского: зима довольно холодная и снежная, лето теплое и влажное, дожди и туманы бывают едва ли не чаще, чем ясная погода.

В начале нашей эры подавляющее большинство обитателей этого региона, кельтов (галлов) и германцев, жило в деревнях и на небольших хуторах. И внешностью, и характером, и образом жизни они резко отличались от греков и римлян, которые так же, как и другие обитатели Средиземноморья, в большинстве своем были невысокого или среднего роста, крепкого сложения, со смуглой кожей, темными волосами и глазами.

По свидетельству античных авторов, галлы и германцы выглядели совсем иначе: высокие, стройные мускулистые, светловолосые и светлоглазые. Они не знали меры ни в гневе и веселье, ни в пище и питье. Вместо каши, вина и оливок, они употребляли в пищу много мяса, пива и сливочного масла, носили рубахи и куртки с длинными рукавами и штаны. С точки зрения греков и римлян все это было признаком дикости, образа жизни, подобающего скорее животному, чем человеку.

Те из них, кого судьба надолго заносила в эти края, считали себя несчастнейшими людьми на свете. В одной из надписей, оставленной служившим в Британии легионером, выходцем из римской Африки, сохранились слова, полные глубокого отчаяния: Разве можно жить в Британии?.

Обитатели этого мира, оказавшись в Средиземноморье, также чувствовали себя неважно. Когда воины из вспомогательных отрядов, набранных на Рейне, во время гражданской войны I в. н.э., оказались в Риме, они страшно мучились от жары, непривычной еды и избытка неразбавленного вина, постоянно спотыкались и падали на запруженных толпой римских улицах, купались Тибре, отравленном городскими стоками, и умирали массами.

Однако за несколько столетий римского владычества в Западной Европе многое изменилось. Там, где некогда были лишь леса и болота, появились сады и виноградники, на месте глухих деревень выросли многолюдные города, а между ними пролегли прекрасные дороги. Галльские писатели и ораторы превзошли италийских, галльские крестьяне со временем забыли свой родной язык и стали говорить по-латыни.

Когда в V в. н.э. ослабевшая Западная Римская империя пала под ударами германцев, везде, где поселялись завоеватели, они встречали людей, называвших себя римлянами и живших по римским законам.

 

Языки и народы Римской империи на рубеже нашей эры.

По приблизительным подсчетам численность населения Римской империи в это время 50-60 миллионов человек. Римские граждане составляли примерно 10 процентов всего населения и жили главным образом на территории Италии. Неграждане назывались в Риме чужеземцами (перегринами).

Спустя два столетия в начале III в. н.э. по указу императора Каракаллы все свободные подданные империи получили права римского гражданства, то есть из перегринов стали римлянами. Таким образом, римлянин это понятие не этническое, а юридическое.

Вместе с тем даже после распространения римского гражданства на всю территорию империи античные писатели нередко называют римлянами жителей самого Рима и Италии, чей родной язык был латинским. Даже получив римское гражданство, греки долгое время считали себя не римлянами, а эллинами, и только в эпоху Поздней империи жители восточных грекоязычных областей империи начинают осознавать себя римлянами (по-гречески ромеями).

Официальным государственным языком империи был латинский. В первые века нашей эры он широко распространяется за пределами Италии в западных провинциях не только как язык администрации и армии, но и как разговорный язык образованных представителей местных городских элит, а в некоторых прибрежных областях также и значительной части рядового населения.

Ко времени падения Западной Римской империи на всей ее территории латынь в значительной мере вытеснила местные разговорные языки. Большинство жителей римского Запада считали ее родным языком, а себя самих римлянами. Собственно римская аристократия, а также значительная часть аристократии западных провинций была двуязычной, свободно объясняясь и на латинском, и на греческом языках. Многие римские аристократы владели греческим языком едва ли не лучше, чем родным латинским и имели обыкновение называть их двумя своими родными языками. Император Тиберий, выступая в сенате, всегда говорил по-латыни, но, уходя, бормотал сквозь зубы ругательства по адресу омерзительно угодливых сенаторов на своем любимом греческом.

В восточных грекоязычных провинциях Римской империи латинский язык не получил сколько-нибудь значительного распространения. Он был языком римской армии и римского права. Греческий же был не только самым распространенным разговорным языком, но и вторым государственным, которым римские администраторы на Востоке пользовались значительно чаще, чем первым.

Греческий язык имел на римском Востоке такое же привилегированное положение, как латинский на Западе. В городах, а во многих районах и в деревнях он вытеснял местные разговорные языки. В Малой Азии сельское население говорило на греческом, в Сирии и Палестине на греческом и арамейском (или на греческом и арабском), в Египте на греческом и египетском.

Греческие аристократы и писатели были уверены в своем культурном превосходстве над всеми остальными народами. Лишь для римлян некоторые из них делали исключение, называя их младшими братьями греков, а латынь испорченным вариантом греческого языка. Кое-кто из греческих философов считал, что даже боги говорят между собой по-гречески. Ни латинского, ни каких-либо других иностранных языков образованные греки, как правило, не знали и не испытывали из-за этого никаких трудностей, куда бы их ни забросила судьба. С людьми своего круга они могли объясниться по-гречески в любом крупном городе Римской державы.

Ситуация кардинально меняется в эпоху Поздней империи. На римском Западе зона распространения греческого языка резко сужается. Кроме жителей старинных греческих колоний, по-гречески теперь могут объясняться только люди, принадлежащие к узкому слою высшей римской знати. Некоторые римские писатели начинают утверждать в это время, что латинский язык во всех отношениях богаче и выше греческого. Отдельные писатели греческого происхождения даже стали писать свои сочинения по-латыни.

Большинство жителей западных провинций Римской империи, расположенных в Европе, были кельтами (галлами) и говорили на своем родном языке, немало слов из которого было заимствовано латынью. Однако постепенное превращение кельтов в римлян в конечном счете привело к исчезновению их родного языка. Кельтский язык и старинная кельтская культура сохранились только в современной Ирландии, едва ли не единственной, населенной кельтами стране, которая никогда не была завоевана Римом.

За пределами империи к северу от Рейна и Дуная жили племена германцев. Они испытывали воздействие латинского языка и античной культуры, но, благодаря независимости от Рима сумели сохранить родной язык и свои традиции и обычаи.

В римской Африке основным языком долгое время был пунийский, на котором первоначально говорили жители колоний, основанных в Африке финикийцами (в первую очередь Карфагена), а затем им стали пользоваться окружавшие эти колонии местные племена. В эпоху империи пунийский язык долгое время функционировал параллельно с латинским и был вытеснен им (и то не полностью) лишь накануне падения Западной Римской империи.

Таким образом, значительная часть населения римских провинций была двуязычной. На Западе, кроме родного языка, люди в той или иной мере объяснялись по-латыни, на Востоке по-гречески.

Почти все языки Римской империи принадлежат к двум крупным языковым семьям: распространенные тогда в Европе и в Малой Азии латинский, греческий, кельтский (галльский) и германский языки относятся к индоевропейской семье, а распространенные в Восточном Средиземноморье и Африке арамейский, арабский, египетский и пунийский к семито-хамитской (афразийской).

Население империи представляло собой богатый сплав народов, языков, культур и традиций. Длительное пребывание под римской властью вело в конечном счете к ассимиляции и исчезновению неантичных культур, к превращению всех в греков или римлян. Те же, кто стремился сохранить свои традиции, религию и культуру, как, например, евреи и египтяне, в представлении центральной власти и широких слоев населения, становились изгоями. Их терпели, но не любили.

Источник: http://konan.3dn.ru/publ/79-1-0-332
Категория: Скрижали времени | Добавил: gladgames (23.10.2010) W
Просмотров: 969 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]